«И всё же мы победили!»

708
«И всё же мы победили!»

17 сентября 1943 года брянский сталелитейный завод (ныне АО «ПО «Бежицкая сталь») представлял собой огромную территорию, усеянную грудами крупных бетонных осколков, искорёженного металла, битого кирпича и стекла, с торчащими конструкциями бывших цехов и заводских помещений.

Немецко-фашистские вандалы разрушили главный корпус, состоящий из 17 пролётов, бытовые помещения, компрессорную, водонасосные станции, котельную, коммуникации водопровода, нефтепровода, силовое и железнодорожное хозяйство и другие заводские строения.

Сумма ущерба, нанесённая оккупантами заводу, была колоссальной по ценам того времени — 56 732 820 рублей. Положение требовало скорейшего восстановления предприятия: фронт и тыл нуждались в металле. 

Ещё доносился до Бежицы глухой гул откатывающейся на запад войны, а к заводским руинам спешили партизаны, освобождённые от мобилизации, инвалиды-фронтовики, старые рабочие, женщины... Своим трудом они стремились приблизить Победу. 

Из эвакуации вернулась Мария Александровна Башкирова (на фото — слева), работавшая до войны на Орджоникидзеградском сталелитейном заводе (БСЗ) инженером-технологом. 

Мария Александровна Башкирова родилась в 1910 году в Людиново. В семье было восемь детей. Отец работал на Людиновском паровозостроительном заводе, рано умер. В 7 классе Марии пришлось бросить школу. Она окончила школу ФЗУ. В 1926 году она устроилась работать на БСЗ слесарем-инструментальщиком. Успевала трудолюбивая и старательная девушка учиться на вечерних подготовительных курсах для поступления в Московский институт сельхозмашиностроения. В 1932 году вуз был переведён в Саратов, а Мария перешла в институт «Стали» имени И.В. Сталина. В 1936 году супружеская пара Башкировых была направлена на БСЗ. 


После войны она получила новое назначение — начальника разрушенного фашистами мартеновского цеха.


— Ни людей, ни материалов, ни документации — ничего не было, — вспоминала Мария Александровна. — Рабочие, в большинстве женщины из деревень, никогда не видели завода. Поселили их в общежитии. Под руководством старого сталевара Азарова начали расчистку территории огромного здания бывшего мартеновского цеха. Когда на завод завозили материалы, мы все в любое время дня и ночи безропотно шли их разгружать. И так работали до Победы.


Несмотря на то, многие предприятия страны помогали восстановлению БСЗ, техники и материалов не хватало. Заводчане понимали: чтобы восстановить даже одну (а не все пять) разрушенных мартеновских печей, необходимо было возродить всю заводскую инфраструктуру. 

С каждый днём увеличивалось число работающих. Преодолевать трудности помогала вера в Победу, упорство, смекалка и находчивость: воздух в кузнечные горны подавали через ручной вентилятор, токарные станки вращали вручную, отсутствующий нужный инструмент приносили из дома. 

Небольшому коллективу подсобных рабочих предстояло в кратчайший срок восстановить разрушенные стены мартеновского цеха.
Люди, знающие и не знающие профессию каменщика (мастера, бригадиры, рабочие) —подносили кирпич, раствор, клали стены. 

Восстановив стены, стали монтировать крышу, оконные рамы, сливные ямы — всё, что было разрушено врагом. 

— Наконец пришла пора восстанавливать печи, — рассказывала М.А. Башкирова.— Работали без чертежей, но я хорошо знала их конструкцию, так как до войны работала технологом в мартеновском цехе. Однако забыла, как восстанавливать насадки печей. Пришлось обратиться за помощью к вахтёру Буравкину (он до войны работал сталеваром, пришёл с фронта без ноги). Мы садились внутри конструкции и вспоминали устройство насадки. И всё же мы победили! Восстановленный мартен 25 декабря 1945 года дал первую послевоенную сталь. В августе 1945 года меня в звании майора с бригадой на 4 месяца командировали в восточную Германию демонтировать оборудование для завода. По возвращении я приступила к работе начальником литейного цеха № 1.

 Текст: музей АО «ПО «Бежицкая сталь»

Новости по тегам: брянск, год памяти и славы, юбилей победы, Людям о людях

  • Комментарии
Загрузка комментариев...