12.09.2018 11:13 | 4716

«Я просила немца: «Пан, убей меня», - так не хотелось жить»

В преддверии 75-го юбилея освобождения от немецко-фашистских захватчиков, РИА «Стрела» публикует историю маленькой девочки Тони, которая жила в большой семье и новом просторном доме, но все это вмиг забрала кровавая и огненная война.

Наша героиня – Антонина Митина. Перед войной ей  исполнилось 9 лет. У девочки были еще две сестры: старшая Аня и младшая Рая. Мать, Акулина Ивановна, работала в колхозе, отец, Борис Лаврентьевич, - кладовщик на аэродроме. Семья была уважаемая в деревне, держала большое хозяйство, был у Митиных и свой сад, и своя пасека. Только-только достроили новый дом, чтобы всем членам большой семьи было удобно. 

Благополучие это прервало 22 июня 1941 года. Мужчины сразу вырыли по деревне окопы, там местные пересиживали первые дни, когда шли обстрелы и бомбежки. Потом, как рассказывает сегодня уже бабушка Тоня, на какое-то время воцарилась тишина. Вскоре пришли немцы и бандеровцы с ними, стали беспощадно громить деревню. 

 «Они знали, где куры, где яйца и тянули все из домов - именно эти бандеровцы вершили все злодейства. Отобрали у нас и корову», - вспоминает наша героиня.

 В дом Митиных приходили и с обыском. Пока полицаи переворачивали кровати, полки и сундуки, соседи стояли под окнами и ждали…Все знали, кем работал глава семейства, и уж у него точно, как думали люди, должно было быть какое-то оружие, а значит – быть беде. 

 «Приехали 7 человек-полицаи. Зашли и спрашивают «Где у вас оружие?» Сказали выкладывать его по-хорошему, мол, если сами найдут какой-то такой предмет, то расстреляют всю семью на месте. Я как закричала, уцепилась за ноги мамы, и нас поставили в угол», - говорит бабушка Тоня.

Маленькая девочка и мать тряслись, и лица их полыхали – боялись они, что фашисты могут найти кое-что другое: в доме Митиных прятались несколько партизан. Тоня еще бегала в яму, носила им еду. Немцы, как будто чуя что-то неладное, протыкали своими штыками все, что можно было: распотрошили не только подушки и шкафы, своими остриями прочесали и все сараи. Но ничего не нашли – все семья перекрестилась. Даже после этого 9-летняя девочка не перестала ходить к пленным, которых гоняли через всю деревню, в своем маленьком платочке она прятала для них хлеб и картошку в мундирах. 

 «Немцы вверх стреляли, как бы предупреждая меня, не пускали близко к пленным. Один раз немец хотел даже штыком проткнуть, соседская женщина успела меня ухватить и оттащить. Но и я успела выбросить из платочка еду пленным», - признается Антонина Борисовна. 

Так прошло больше года. Громовые раскаты от взрывов спать спокойно не давали никому.  Люди жили в постоянном страхе. Тониного дедушку даже парализовало из-за всего того, что творилось вокруг.  

 «Такие взрывы слышались от Курской дуги. Ужас. Всё дрожало. Зарево такое стояло, что даже ночью было светло на улице. Нашу деревню уже не обстреливали», - говорит бабушка. 

Потом объявили эвакуацию – люди в чем были, в том и вышли из домов, и пошли гуськом друг за другом. Поля кругом были заминированы, оттого шли по двое – было опасно. Тонечку вел за руку папа, младшую Раечку  - мама. Прибился к ним еще мальчик Лёня, его родителей уже на тот момент застрелили. Борис Митин обещал, что его не бросит, что будет он ему сыном.

 «Как только мы отошли от деревни, немцы подожгли все дома. Какой был стон! Люди так кричали, так рыдали. Все горело», - не без слез вспоминает бабушка Тоня. - «Я не знаю, как мы потом шли, потому что видно было, что все кругом заминировано. Танки и машины шли в шесть рядов. Шли долго очень. Вдруг стали обстреливать сверху наш обоз. Сначала все закричали, конечно. Такой свист стоял от снарядов! А потом тишина. Люди боялись шелохнуться, что-то сказать, молчали все, даже дети. Так молчали всю ночь, пока не стихли снаряды. Видно было, как они летали в воздухе».

На следующий день произошло самое страшное: сначала на мине подорвался отец Тони, потом на поле полегла и вся остальная родня.

«Я вдруг услышала, что плачет младшая сестра и зовет маму.  Я поползла к ней и вижу, что мать убита. Люди, которые лежали по соседству, позвали нас к себе. Мне осколком пробило ногу, руку, зацепило голову. Я не могла подняться. Вскоре подошла старшая сестра с мужем, она была беременная, на 6-м месяце и вместе с еще одним соседским мальчиком пошла обнять погибших родителей, проститься, как говорится, с ними. В этот момент на мине подрывается наша самая маленькая Рая. Я до сих пор помню, как она кричала, что болит ножка. Старшую вместе с соседским мальчиком расстреляли на месте. Мальчику Лёше попали в голову и в живот», - продолжает свою печальную историю наша героиня.

До сих пор ее руки и ноги хранят следы от тех ран. Шрамы не затянулись даже спустя долгие годы. Куда более глубокие шрамы остались на душе маленького ребенка, вмиг на глазах лишившегося всей семьи. Тоню спас мальчик, который шел до этого вместе с Митиными всю дорогу, которого они уже назвали своим сыном. Он схватил ее на руки и побежал на другую сторону оврага. Там люди обвязали ее раны тряпками, под разразившимся дождем мочили платки и выжимали на губы девочки, так ей было плохо, хотелось пить и так сохло у нее во рту.  

«В какой-то момент мимо проезжал немец на лошади и я бросилась к нему и стала просить, чтобы застрелили и меня. Не хотелось жить совсем, так было страшно. Думала, что застрелят и все, мучиться больше так не буду», - делится Антонина Борисовна самым сокровенным. 

Немцу, однако, стало жалко израненного изможденного ребенка, он взял Тоню на руки, посадил на лошадь, дал кусок хлеба и довез до госпиталя. Там он еще долго ругался на немецком языке с местными врачами, после этого они оказали кое-какую помощь русской девочке. Потом ее вместе с остальными погнали дальше, к реке. 

 «Людям нужно было перебраться на другой берег - кто по понтонному  мосту шел, кто плыл и скот плыл тоже. Я помню, что речка была вся кровавая, красная. Жутко было смотреть на воду».

Переправившихся детей и калек собрали в одном сарае. Это уже был концлагерь в Гомельской области. Наша героиня помнит оттуда только будку с полицаями и забор из колючей проволоки. Люди не видели солнца, сидели все время в четырех стенах, холодные, голодные, постоянно кто-то из них куда-то пропадал – девочка тогда еще не понимала, что немцы  уводят пленных на смерть.  

 «Какой-то мужчина однажды достает из кармана хлебные крошки и раздает их детям, какие были к нему поближе. Я смотрю  на него молча, и думаю, что мне он точно не даст, я ведь сидела от него далеко. А он и мне протянул немного. Тогда я сказала, что если буду жива, то даже тесто жидкое буду есть, не то что хлеб. А до этого и смотреть на него не могла», - признается наша бабушка Тоня.

Однажды утром пришли наши и выпустили пленников. Девочка, потерявшая всю семью, не знала, куда ей деваться. К счастью, Тонечку быстро отыскал родной дедушка, который отказался тогда эвакуироваться вместе со всеми, ведь одна нога у него еле-еле волочилась и долгий путь он бы просто не выдержал. Вместе с дедушкой наша девочка после освобождения жила долгое время в разбитом сарае, заботилась о нем как могла, бегала в мороз на реку стирать белье, приносили яблочки. 

«Я сидела днями на том пожарище и смотрела на дорогу и ждала, что придут мои родные, что они еще вернутся», - говорит сквозь слезы бабушка Тоня. 

А родные были уже похоронены. Да, и сказать, что похоронены – тоже не совсем верно. Тогда в деревне ведь ничего не было - никаких досок, чтобы даже сделать  гроб. С найденных онемевших тел Митиных сняли, какая была на них, материю, накрыли лица, положили в яму, забросали ветками и землей. Вот такие могилы были в то время у всех. Тонечка часто ходила на тот холмик, не давала покоя ей раненая нога, все время ныла и текла. Помог маленькой страдалице 100-летний деревенский врач,  он прикладывал травяные примочки и большой осколок в виде толстого куска проволоки наконец-то вылез сам. С ним девочка промучилась два года. Когда сообщили о Великой Победе, она уже понемногу начала ходить.

«Вся деревня тогда побежала в сельсовет к радио. Никто в тот день не работал. Была безумная радость. Все плакали, обнимались», - так описывает самый радостный день в своей жизни наша мученица. «Война закончилась, но сколько потом тоже было ужасов. Сколько  в нашей деревне на расставленных по полям минах подорвалось народа! Однажды ехала целая машина людей, человек 18, и все разлетелись на мелкие кусочки».

Чтобы как-то прожить, наша Тонечка с 13 лет пошла работать в колхоз: копала, полола, носила удобрения, ходила за семенами в другую деревню по ночам, сажала деревья – все делала, как взрослые. Очень тяжело ей было, пока она не встретила свое личное счастье и не завела семью. Как раз муж Тони, Лёня, и уговорил любимую перезахоронить родных. 

«Тот холмик сильно размыло наводнениями. Были уже сквозь землю видны черепа. Мы своими руками собрали все косточки, в гроб положили и раскопанные вещи мамы и сестер: ботиночки, ремни, гребешки, серьги, кольца – все, что было на них в тот трагический момент», - рассказывает бабушка Тоня. – «Очень хочу, чтобы больше никто на Земле не познал такого страха, как мы тогда. Живите спокойно, пусть над Вами будет всегда мирное небо. Храни Вас Господь». 

Эту историю мы опубликовали для того, чтобы прочитали ее молодые и поняли, какой ценой далось нашим предкам сегодняшнее счастье и спокойствие, какие ужасы они видели, какие лишения терпели, при чем, терпели все: и взрослые, и маленькие дети. Благодаря им, их ранам и слезам, мы сегодня наслаждаемся свободой, гуляем по улицам, радуемся и воспитываем своих детей, уверенно смотрим в будущее. То, что было нельзя забывать, война – это вечный урок, назидание.   

«Помните! Через века, через года, - помните!»

 

Материалы по теме:
Александр Башлаков
начальник управления автомобильных дорог Брянской области:
«День работников дорожного хозяйства – праздник многих людей достойной и уважаемой профессии. В этот день мы чествуем тех, кто посвятил себя благородному делу строительства дорог и мостов, тех, кто круглый год обеспечивает содержание и эксплуатацию сложного дорожного хозяйства, надежное безопасное автомобильное сообщение между населенными пунктами. Ведь от того, как дорожники выполняют свою работу, подчас зависит жизнь и безопасность водителей, пассажиров, пешеходов. Объем финансирования дорожного фонда растет с каждым годом. Ремонтируются и строятся мостовые сооружения, дороги. И уже сделано немало для блага жителей Брянской области. Уверен, что накопленный уникальный опыт работников дорожного хозяйства Брянщины и в дальнейшем станет залогом успешного решения самых сложных задач. Желаю всем работникам, ветеранам дорожного хозяйства и их семьям здоровья, благополучия, новых успехов и всего самого доброго!».
Александр Леонов
врио начальника Юго-Западного межрегионального управления государственного автодорожного надзора ЦФО:
«Это действительно замечательный праздник – день признательности и уважения трудолюбию многочисленному отряду строителей дорог, проектировщиков и ветеранов отрасли. Вы отдаете все силы на развитие современной, комфортной дорожной инфраструктуры региона. Дорожники будут и впредь эффективно решать возложенные на них задачи. Пусть ваши дороги судьбы будут долгими, а рядом с вами пусть находятся надежные и верные друзья».
Марина Дбар
глава города Брянска:
«Ваша профессия очень символична – каждый нас выбирает свою дорогу в жизни, свой жизненный путь. Желаю вам, уважаемые работники дорожного хозяйства, широкой, безопасной и солнечной дороги. Особая благодарность женщинам, работающим в отрасли. Они берут на себя такой труд, который даже не каждый мужчинам смог сделать. Дорогие женщины, красоты вам и всего самого хорошего!».