09.12.2019 14:46 | 3971

Александр Соболев: «Память прорастает, подобно колоскам»

В следующем году мы отметим 75 лет Победы. Три четверти века, как закончилась самая великая и страшная из войн в истории нашей страны, в истории всего человечества

Время идет, самих победителей сегодня уже очень мало… У людей старшего возраста Великая Отечественная осталась в детских воспоминаниях. Но для абсолютного большинства живущих ныне  события тех лет известны лишь из книг и кинофильмов, или из рассказов родственников, знакомых более почтенного возраста. А вот некоторые из наших современников соприкасаются с Отечественной войной постоянно. С ее следами, с ее героями и жертвами. Поисковые отряды исследуют каждый метр, каждую пядь земли, где когда-то шли бои. И по Брянской области прокатилась та война... Бои августа – октября 1941, марта – октября 1943. Известные всему миру партизанские леса Брянщины… Поле для поисков поистине огромно.

Мы встретились с человеком, который отдает делу поиска и увековечивания погибших солдат все свое время, всю свою жизнь. Александр Соболев возглавляет многие годы Брянское региональное отделение Поискового движения России.    

Первые вахты – на Ресете 

Александр Викторович, если верить сайту «Поискового движения России», в реестре Брянской региональной организации 19 отрядов…

- Сейчас больше. Не могу назвать точную цифру, но более двадцати. 

- Само поисковое движение, в его нынешнем виде, берет начало в 80-х – 90 х годах?

- У нас, на Брянщине – с 1989. А в масштабе России движение началось на год раньше, в 1988. Собрались люди,  неравнодушные к истории, к памяти павших в Великой Отечественной. Эта встреча прошла в Калуге. 

В Брянске первая поисковая организация – «Патриот» - создана была официально в 1989 году. В нее входили три отряда – карачевский, дятьковский, и собственно брянский. Участвовали в этом деле областной военкомат, комсомол, региональная организация ДОСААФ. Существенной была их поддержка. Военкомат на месяц призывал на сборы, и поисковики имели возможность работать в официальном статусе военнослужащих. Также военные помогали продовольствием. ДОСААФ предоставлял транспорт. 

Так что в этом году брянскому поисковому движению исполнилось тридцать лет. Первые вахты мы провели на 41 километре, на берегу реки Ресета. И праздновали  мы в нынешнем июле юбилей тоже там. Народу собралось человек под двести. 

- Но ведь и до 1989 года работы, которые можно назвать поисковыми, велись?

- Разумеется. И в России, и у нас в Брянской области. Только называлось все это по- другому. Были, например, юные краеведы, которые увлекались военно – патриотической тематикой. Сколько открывалось музеев, проводилось походов… Энтузиасты шли по местам боев, делились своими находками,  встречались со  школьниками, студентами … Сейчас, когда есть интернет, информация доходит лучше и быстрее. А в те времена почти всегда необходимо было личное общение. Плюс, конечно, вся эта деятельность освещалась в газетах, по телевидению.    

- Есть в России организации поисковиков, которые не относятся к вашему движению? 

- Есть. В частности, Союз поисковых отрядов, который возглавляет Юрий Васильевич Смирнов. Но они, в отличие от нас, не являются общероссийской организацией, с отделениями во всех регионах. Работают в основном в Москве. 

- Между вами существует соперничество? 

- Конечно, нет. Мы ведь делаем одно дело, одну работу. Отношения нормальные. Я лично со Смирновым знаком с 90-х годов. Всегда хорошо общались и понимали друг друга. 

«Какой бы он расцветки не был…»

- Были, и, наверное, есть сейчас, неорганизованные группы поисковиков. Так называемые «черные копатели».

- Я всегда говорил: не понимаю, что такое «черные копатели». «Белые» там, «красные», «зеленые»…  Какой бы он расцветки не был – все зависит от человека. От его самосознания, его души. Вот, например, идет человек, чисто случайно нашел железку, рядом останки погибшего бойца. Связался с нами, я выехал на место, или командир районного отряда … Подняли останки, провели эксгумацию, захоронили. Человек нам помог, помог в нашем деле, как бы кто его не называл. Потому что ему велела совесть. И даже если он не состоял в отряде – через какое-то время может с нами связаться, потом отправимся вместе в экспедицию. 

Есть одиночки, или, как вы назвали, «неорганизованные группы». Но ведь никто не может запретить людям интересоваться историей, верно? Да, существуют законы: «Закон об увековечивании памяти погибших» 1993 года, постановления, принятые у нас, в Брянской области, в других регионах. И мы, поисковики, всегда работаем в рамках этих законов. 

- Какие люди к вам приходят?

- Совершенно разные. Есть гуманитарии и «технари», юристы и строители, водители, дорожные рабочие… Поиск – это дело, которое сплачивает людей. У нас разные занятия, но один общий дух. 

- Среди вас больше молодежи или людей более зрелого возраста? 

- Согласно законодательству, молодые люди до 18 лет, которые к нам приходят, занимаются архивами, краеведческой деятельностью. Создают уголки, школьные музеи. Мы много найденных экспонатов передаем в школы – детям интересно, даже подержав в руках гильзочку, они соприкасаются с войной, с памятью о войне. Занимаются информацией – сейчас ведь очень большие объемы информации, в интернете, прежде всего. Подняли останки солдата – дети по базам прошли, отыскали о нем данные, возможно, и родственников удалось найти. 

А когда люди становятся взрослыми, совершеннолетними, мы привлекаем их уже к поиску, даем навыки, обучаем, например, работе со щупом…

- Недавно стал известен печальный случай – двое поисковиков подорвались на боеприпасе. Один погиб, другой получил ранение…

- Да, это наши ребята. Погибший 1987 года рождения, раненый – 1972-го. Случилось несчастье в Почепском районе. Раненый сейчас выздоравливает, приходит в себя после контузии. Его жизнь вне опасности. Когда наберется сил, мы, надеюсь, узнаем, что там произошло. Они ведь вдвоем были. 

Мы всегда проводим необходимые инструктажи. Все расписываются за технику безопасности. Но от беды никто никогда не застрахован. Разумеется, сделаем все, чтобы трагедий больше не было. 

«Придет время- солдат встанет»

- При проведении поисковых работ в Погарском районе установили личность погибшего в 1941 красноармейца. 

- Весельков Александр Николаевич, 1923 года рождения. Числился пропавшим без вести. Подняли останки шести бойцов, у троих обнаружили медальоны, содержимое одного медальона удалось прочесть. Сейчас ищем родственников. Он уроженец Московской области, там свои трудности – Москва, Подмосковье, население большое, люди приезжают, уезжают… Как обычно, задействовали свои каналы, связи, сотрудник областного комитета по делам молодежи также наш поисковик. 

- Сколько останков в год удается найти и эксгумировать? 

- В разные годы – по-разному. В этом году – около пятидесяти человек. В другие годы – до ста и больше. Как повезет. Я всегда говорил и говорю: придет время – этот солдат встанет. 

- Медальоны находят, наверное, далеко не у всех?

- Пять – шесть процентов. И с каждым годом это отодвигается. Да, растет уровень аппаратуры, которой все это можно прочитать. Но – время не щадит…   

- Когда разыскиваете родственников погибших, тех, кого удалось опознать, действуете через официальные инстанции или через своих коллег-поисковиков?

- Обычно первым делом обзваниваем коллег. Им легче на месте сориентироваться. Разумеется, и с официальными, властными органами взаимодействуем. Главная трудность в поисках родственников, как я уже говорил – это то, что люди не сидят на месте. А ведь со времен войны прошли уже десятки лет. Три четверти века Победы скоро отмечать будем. 

- Родственников часто удается найти?

- Да. Можно сказать, что часто. Мало того, что родственники находятся – они еще и приезжают. Бывает, что мы – не только мы, но и другие поисковики – передаем останки на родину. Жена десятки лет ожидала пропавшего на войне мужа, умерла… И останки погибшего воина хоронят рядом с ней. Супруги, после смерти, но соединились. Солдат, наконец, вернулся домой…

- Со странами ближнего зарубежья, с их поисковиками, как складываются отношения? Проблемы какие-то возникают? 

- Никаких проблем. Все понимают: память о войне у нас общая. И у павших общая судьба. 

- Осенью подняли останки воина – уроженца Азербайджана. 9 декабря состоялась церемония захоронения стрелка 4-й стрелковой роты 2-го стрелкового батальона 1322 стрелкового полка 413 стрелковой дивизии 50 Армии Брянского фронта, кавалера ордена Боевого Красного Знамени – Беюк Ага Нухи-оглы Мехтиева, уроженца села Дахилы Али-Байрамлинского района Республики Азербайджан на центральном кладбище Брянска. Администрация и поисковики связались с посольством Азербайджана и представителями азербайджанской диаспоры Брянской области. Приехали родственники павшего бойца. Захоронение прошло согласно воинским и религиозным традициям. 

Кроме того, сами работаем в ближнем зарубежье, в Беларуси. Вместе с поисковым батальоном Беларуси в течении двух недель проводили работы на Ветке – это Гомельская область.  

- Вы говорили, что ваша организация, «Поисковое движение России», работает во всех регионах страны. Но ведь не везде проходили боевые действия. 

- У нас существует разделение на боевые регионы – такие, как Брянская область – и тыловые регионы. Каждую весну, когда начинается поисковый сезон, к нам приезжают поисковики из регионов, которых не коснулась война. Партнерские, дружеские отношения сложились с ребятами из города Лангепас Ханты-Мансийского округа, с коллегами из Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска, многих других городов и областей. 

Каждый год составляем план поисковых работ, в других регионах делают то же самое. Общий план утверждается управлением по увековечиванию памяти погибших Министерством Обороны

- А со странами дальнего зарубежья вы контакты поддерживаете? 

- Поисковики Российской Федерации работали на территории Польши. И в Германии. Везде, где проходила война. 

«И между ними – бутылочка молока»

- В Брянской области погибло немало немцев. Понятно, что они были захватчиками, оккупантами. Но у них в Германии остались родственники. К вам оттуда обращаются?

- Обращаются. И мы к ним обращаемся. Между Россией и Германией существует соглашение о координации поисковых работ. Одна из организаций - «Военные мемориалы», расположенная в Москве, – имеет приоритет по подъему и захоронению немецких останков. Они работают, в том числе и в Брянской области. Работают в основном по документам, картам. Где указываются места немецких захоронений. Останки поднимают, с последующим захоронением на территории других регионов. Есть специальные кладбища – одно из них в Курской области… В Смоленской области сейчас хоронят останки немецких захватчиков и их пособников.   

- Вы находите останки не только солдат – своих и чужих, но и партизан, мирных жителей…

- У нас в поисковом движении есть проект «Без срока давности». Он как раз посвящен жертвам захватчиков и их пособников. Два года назад мы совместно с газовиками вели работы в Навлинском районе. И подняли захоронение – около шестидесяти человек. Там не только взрослые мужчины, но и женщины, дети… Одна женщина держала на руках ребенка. И между ними бутылочка для молока. 

В Жуковском районе нашли захоронение нескольких человек – женщин, мужчин. Их расстреляли. Руки за спиной были связаны колючей проволокой. У одного мужчины в кармане лежал типографский шрифт. Выходит, скорее всего, он был подпольщиком. 

Около 40 тысяч военнопленных, мирных жителей похоронено на территории военного завода в Володарском районе - там был концентрационный лагерь. Многих из тех, кого немцы и их пособники собирались угнать в рабство в Германию, были убиты при наступлении советских войск. Об этих преступлениях, зверствах мы не имеем права забывать.

На территории Брянской области захоронено более 65 тысяч бойцов и партизан. Это те, кто лежат под памятниками. Более 47 тысяч погибли, были замучены в лагерях военнопленных, концлагерях. И на памятниках обозначены далеко не все имена. Чьи-то фамилии известны, чьи-то нет. 

«Русских спасает доброта»

Еще несколько слов о партизанах. Гимн нашей области – «Шумел сурово брянский лес». И вот я узнал, что в одной стране, где было партизанское движение – эти слова выбиты на специальной медали, которой их партизан награждали.  

3 декабря отмечали День Неизвестного Солдата. Его отмечают с 2014 года. Инициатором введения этой памятной даты выступило Поисковое движение России. 

Очень памятен один случай. В 1943, в марте, под Севском шли бои. И на полях, на месте гибели наших воинов, летом стали прорастать колоски пшеницы. Шли солдаты, нашли мешок зерна, или полмешка. Кто-то в карман положил, кто-то в подсумок, кто-то сразу решил съесть. 

Солдаты погибли. И летом зерно стало прорастать – через карманы их шинелей и гимнастерок, через  подсумки, через них самих. Потом бабушки показывали нам, поисковикам: вот здесь колосья росли – значит, здесь солдат лежит. Так и память, подобно этим колоскам, прорастает.

Нас, русских, спасает доброта. Доброта не только к своим родным, близким друзьям. Но и к людям посторонним. К другим народам, национальностям. Без нее, доброты, не может быть подлинного патриотизма. 

Беседовал Дмитрий Кустарев 

 

Материалы по теме: