В Брянске поразмышляли о ядовитой субкультуре

2388
В Брянске поразмышляли о ядовитой субкультуре

Общеизвестно, что дети – цветы жизни. Однако цветы бывают разные – встречаются и ядовитые. В отличие от цветов, не изменяющих своей сути в процессе роста, человек подвержен изменениям и в зависимости от господствующего в его сознании мировоззрения может приносить как добрые плоды, так и злые или ядовитые.

Если многие советские школьники, после просмотра х/ф «Председатель» мечтали стать колхозниками и комбайнерами, то некоторые современные, под воздействием интернет-пропаганды и идеологии «Колумбайн», все чаще выбирают в качестве образца для подражания школьников-террористов. Резонансные случаи убийств российскими школьниками своих однокашников и учителей, вкупе с шокирующей статистикой о потенциальных колумбайнерах, заставляют задаться вопросом: что делать, для того чтобы переломить эту опасную тенденцию? Вопрос непраздный, ведь от ответа на него зависят жизни людей – людей юных и только лишь начинающих свой жизненный путь.

После резонансных случаев убийств российские силовики стали обращать самое пристальное внимание на группы в соцсетях, распространяющие идеологию массовых убийств в образовательных учреждениях. Так, например, за последние два года в только в одной Брянской области было выявлено несколько десятков приверженцев данной идеологии, по всей России – более тысячи. Очевидно, что благодаря усилиям правоохранителей удалось предотвратить много трагедий.

Между тем, одной работы силовиков отнюдь недостаточно. Ведь корень проблемы прячется гораздо глубже – он упирается в вопросы мировоззрения, образования и воспитания. В данном случае необходимо разобрать каждую из них.

Большинство родителей заняты зарабатыванием денег и поэтому им объективно не всегда хватает времени, чтобы воспитывать своих чад. Ребята большую часть времени проводят в школе, общаясь со сверстниками и в Сети, мониторя соцсети, новостные ленты и популярные видеохостинги. При этом большая часть информации, которая попадает в поле зрения подростка, не несет в себе никакой образовательной функции – зачастую это просто хайп.


Однако среди нее есть и опасный контент – разница лишь в количестве субъектов, кто может от него пострадать.

В 2017 году завершилось расследование дела Филиппа Будейкина. Молодого парня подозревали в пятнадцати эпизодах по доведению до самоубийства, но обвинили в итоге только в двух эпизодах склонения к суициду подростков в социальной сети «ВКонтакте».

История, начавшаяся в 2015 году с самоубийства школьницы Рины Паленковой, быстро обрела характер массовой истерии. Юная жительница Уссурийска из неблагополучной семьи не смогла справиться со стрессом и бросилась под поезд.

После этого трагичного случая некоторые группы в соцсетях с шок-контентом взяли на себя ответственность за смерть девочки. Администраторы этих сообществ в погоне за новыми подписчиками и всеобщим вниманием объявили Паленкову своей первой жертвой.


Позже СМИ информировали о 130 случаях детских самоубийств, которые являлись участниками групп суицидальной тематики. Среди них была и маленькая дочь предпринимателя из Брянска. 

Названия подобных сообществ в соцсети альтернативны — Синий кит, Море китов, Тихий дом. Администраторы групп давали уязвимым, обделенным родительским вниманием детям задания. Когда подросток отказывался от их выполнения, кураторы угрожали ему и его семье. Последним этапом в прохождении жестокой психологической игры являлось самоубийство ребенка.

После длительного следствия, а затем и судебного разбирательства, Тобольский районный суд Тюменской области вынес приговор администратору «групп смерти» Филиппу Будейкину (псевдоним Филипп Лис). Фактически, подсудимый сотрудничал со следствием и полностью признал свою вину. Суд приговорил его к 3 годам и 4 месяцам заключения в колонии-поселении.

Были и те, кто боролся тогда и продолжает сражаться за сознание молодежи. В противовес движению суицидальных групп в различных социальных сетях возникли сообщества, которые помогают подросткам отказаться от опасной игры и не бояться угроз инструкторов. К таким группам относятся «Антикит», «Море дельфинов», «Я за жизнь», «Громкий дом» - все они дают полезные рекомендации родителям несовершеннолетних и помогают подросткам выйти из групп подобного «Синего Кита», а также побороть депрессию.

Фактически «Антикит» стал общественным протестом, направленным против склонения детей к самоубийству. Администраторы таких сообществ - молодежь, которая хочет помочь сверстникам, или профессиональные психологи со стажем. Они распространяют социальные ролики и стихотворения, призывают плыть за жизнерадостными Дельфинами и не отдавать свою волю Синему Киту. «Антикиты» напоминают подросткам, что у каждого есть любимые люди и что никто из нас не одинок. Фактически, волонтеры-общественники подменяют подросткам родителей и близких друзей.


Ведь в условиях отсутствия традиционалистской государственной идеологи (за исключением дополнения в 2020 году  Конституции РФ положением, что дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России) и фактического исключения из обязанностей образовательных учреждений воспитательной функции, школьники предоставлены сами себе. А ведь воспитательная функция была серьезным стабилизатором в мировоззрении молодых людей. Страдая юношеским максимализмом и сопутствующими ему депрессивным расстройствами, ребята попадают под влияние той или иной субкультуры – нередко деструктивной, как колумбайн (примечание – массовое убийство школьников). 

Наиболее подвержены её влиянию ребята, страдающие дефицитом внимания или испытывающие унижения со стороны сверстников. При этом часто стрелками оказываются выходцы из внешне благополучных семей: полных, не состоявших на учете у социальных служб. Многие подростки, ставшие на путь саморазрушения и убийства, учились хорошо и даже были отличниками. Почему подросток, находящийся в самом расцвете сил и возможностей, принимает решение о ликвидации всех своих проблем именно таким банальным и простым способом?

Убийства, секс, откровенное безумие и доведенный до кипения гедонизм – примерно такие тренды мы наблюдаем сегодня, что составляет значительную долю популярного контента в сети Интернет. Не это ли пример, как необходимо себя вести? Сюжет новостного выпуска СМИ, которое является иностранным агентов в России и получает «на чай» вливания из-за рубежа, политические и общественные деятели, которые вносят деструктив в сознание и поведение подрастающего поколения. 

Опасные призывы и такие же посылы, отсутствие абсорбента в виде воспитания, любви, понимания – все это компоненты в меньшем случае хулиганского поведения, в худшем – колумбайна и терроризма.


Ведь согласно криминологической теории «разбитых окон», которая рассматривает мелкие правонарушения не только как индикатор криминогенной обстановки, но и как активный фактор, влияющий на уровень преступности в целом, стоит задуматься о причинно-следственной связи в таких поступках жителей нашего региона.

Теория, подтвержденная на практике, утверждает, что попустительство общества к мелким правонарушениям, таким как выбрасывание мусора в неустановленных для этого местах, вандализм, публичное пьянство, прыжки через турникеты в метро, граффити и прочие хулиганские действия, непосредственно провоцируют людей на совершение аналогичных или уже более серьёзных правонарушений и преступлений.

Психологический механизм такой провокации на бытовом уровне иллюстрируется следующей фразой: «Если другим можно, то разве мне нельзя?», Человек видит, что нарушения правил поведения другими членами социума не пресекаются, и, как следствие, перестаёт считать правила обязательными для себя (причём не только те, нарушения которых он наблюдал, но и любые другие). При этом условная средняя планка «допустимости нарушений» в таком обществе постоянно понижается, и рано или поздно это приводит к увеличению числа уже серьёзных преступлений.

Понятно, что без ответа на вопрос о смысле жизни и задачах этого неизведанного механизма и испытания ситуацию коренным образом не изменить.

Однако даже в современных условиях можно кое-что сделать.

Как отмечают одни эксперты, необходимо вести более жесткую работу в интернете. Сообщества поклонников массовых расстрелов, по примеру «ауешников», надо признавать экстремистскими, а еще лучше террористическими организациями. Социальные сети под угрозой многомиллионных штрафов и уголовной ответственности стоит обязать блокировать подобные группы и информировать о них правоохранительные органы.

Во-вторых, необходимо провести внушения федеральным СМИ. Колумбайнеры – прежде всего подражатели. И чем больше СМИ освещают кровавые эксцессы в школах, тем большее распространение получает деструктивная идеология. Между тем, российские журналисты в погоне за хайпом нередко способствуют распространению опасной идеологии. Например, в 2014 году, когда в Москве было совершено нападение на школу в Отрадном, уже через несколько часов рядом со зданием появился топовый ведущий Андрей Малахов.

Тогда эфир федерального канала пестрил мельчайшими подробностями личной жизни убийцы. Подобное поведение журналиста было ничто инок как информационное сопровождение теракта.


И, разумеется, если мы говорим о противодействии колумбайну, то без профилактики никуда. Сегодня корпус педагогов превратился из учителей, наставников и просветителей в получиновников и "наемников". Педагог вместо обучения и воспитания подростка должен заниматься отчетами, таблицами, переносить одну и ту же информацию в различные формы. С учетом прогрессирования капитализма в обществе, к которому стремились большинство политиков нашего времени, педагоги стали частью этого рынка – есть договор, а значит есть обязанность прийти на урок, выдать материал. Большего требовать от участника этого рынка не стоит.

В худшем случае родители даже не знают, кому они доверяют свои детей. Буквально в прошлом месяце Забайкальский краевой суд приговорил к штрафу в 150 тысяч рублей преподавателя Читинского политехнического колледжа Евгения Ахмылова — он разместил ради шутки на сайте патриотической акции памяти «Бессмертный полк» фото пособника фашистов атамана Петра Краснова. При обыске у Ахмылова нашли книгу Адольфа Гитлера «Майн кампф» (книга признана в России экстремистской — ред.).

Существуют и самородки – в каждой школе найдется того, что в детстве мечтал стать учителем и отдается профессии как цели своей жизни. Но в большинстве своем это не так.


Очередь необходимо призывают каждого взрослого человека задать себе вопрос: «Не равнодушен ли я к своему ребенку, уделяю ли я ему необходимое внимание, чувствует ли он мою любовь?». 

Другой немаловажный уровень отношений заключается именно в доверительных отношениях – может ли сын или дочь рассказать, что их беспокоит, поделиться своими опасениями? А получить наставление? Не фразу «подрастешь узнаешь», «маленький еще» и еже с ними. Ребенок аккумулирует информацию с целью реализовать функцию, заложенную в нем самой природой - познавать себя и окружающий мир. И родители здесь нужны для духовного наставления и оплота, нежели в качестве материального обеспечения.

Пока детям не хватает родителя они будут тянуться совершенно к противоположному – юношеский максимализм будет направлять ребенка на протест.

Но как быть, если родителей самих никто не учил быть родителями? Волонтеры, программы и прочие якобы воспитательные акции становятся лекарством, которое хуже болезни. Зачастую в проектах больше предусмотрена не помощь людям, а проведение лекций, изготовление буклетов, мультимедиа. Они не направлены на организацию досуга, профориентации, помощь в учёбе, принятия себя таким, какой ты есть, социализацию и самореализацию.

Если говорить о различных заградительных мерах, каких-то профилактических беседах, усилении полицейского контроля, то, конечно, вряд ли они сработают. Это тушение пожара бензином. Недавняя ситуация с избиением полицейского недалеко от площади Ленина в Брянке вызвала сомнительные эмоции со стороны молодежи. Но ведь это же ни что иное как насилие? Но где сочувствие? Значит, что-то делается не так.

В конце октября секретарь Совбеза РФ и экс-директор ФСБ Николай Патрушев на совещании по вопросам безопасности в Центральном федеральном округе сообщил, что в соцсетях около 70 тысяч несовершеннолетних состоят в сообществах, посвящённых шутингу — школьному террору, расправе с учениками или учителями. Значит, в обществе, в именно у молодежи присутствует неконтролируемая агрессия, которая, как правило, всегда заканчивается самоуничтожением.

Соответственно, можно сколько угодно сажать охрану, выделять средств на профилактические беседы, запускать полицию в школы — всё это приведёт только к тому, что подростки будут воспринимать окружающую действительность как враждебную, агрессивную и давящую на них. А шутеры всё равно будут появляться, и вряд ли какие-то серьёзные преграды для них будут актуальными и эффективно работающими.

В советское время профилактические беседы приходили проводить в школы даже судьи, следователи и прокуроры. Сейчас же этим в основном занимаются инспекторы ПДН, которые, фактически, являются раздражителями.


Идти по карательному пути, составляя протоколы на родителей вместо помощи – это не выход. Как только масса достигнет критической точки, она найдет выход в общественное пространство. Таким образом, профильным комитетам, общественным организациями и сопутствующим звеньям, необходимо задуматься о создании единой идеологической программы по воспитанию подрастающего поколения. Точечные удары никогда не победят гидру – необходим системный подход к решению данного вопроса, устранению конфликта между поколениями и созданию доверительных отношений между детьми и взрослыми. 


Фото: источник 

Новости по тегам: профилактика, сознание, молодежь

  • Комментарии
Загрузка комментариев...