«Врач стоит между Богом и человеком».

1032
«Врач стоит между Богом и человеком».

В медицине Евгения Александровна уже больше 40 лет. В 1974 году окончила Смоленский государственный медицинский институт. Сначала работала там на скорой помощи, потом была врачом-реаниматологом, ездила на сложные вызовы и спасала малышей. Затем, как декабристка, поехала за мужем в Брянск, оставив в Смоленске семью и любимую больницу. Новое место работы грамотный и чуткий специалист нашла очень быстро, правда и у нас сменить пришлось несколько направлений деятельности. Евгения Александровна была инфекционистом, а сейчас многие ее знают как прекрасного невролога. С 1986 года она заведует отделением, где лечат деток с ДЦП, синдромом Дауна, различными неврозами, задержками в развитии и травмами головы. За помощью к доктору обращаются не только жители Брянска, но и всей области. Отделение Евгении Александровны – единственное в своем роде на Брянщине. Приезжают сюда лечиться, в том числе, и из соседних областей, и даже из Москвы. Многие неврологи, которые работают в медицинских учреждениях региона, учились именно у доктора Прониной. Именно она первая стала применять у нас и кинезотерапию, это такой лечебный массаж, и микроволновую резонансную терапию, которая восстанавливает биологические процессы на клеточном уровне, не побоялась она одеть малышей с параличом в специальные нагрузочные костюмы, хорошо тренирующие конечности.

Пронина Евгения Александровна является еще и главным детским врачом-неврологом Брянской области, она всегда на связи с коллегами из разных уголков региона, знает обо всех тяжелых патологиях у детей и в Клинцах, и в Суземке, и в Новозыбкове, и в Красной Горе, вместе с их лечащими врачами делает назначения и дает консультации сотням семей. У врача-невролога множество сертификатов и наград за добросовестный труд. Медицина стала настоящим делом всей жизни Евгении Александровны, ее муж - тоже врач, старшая дочь также лечит детей.

Евгения Александровна, Вы всегда хотели быть врачом?

С детства хотела. Во-первых, сама часто болела, лежала в больнице. Да, и в школе всегда думала, что буду врачом, мне нравилось, что люди этой профессии помогают другим. Так и поступила в медицинский, по результатам экзаменов могла пойти учиться на любой факультет: лечебное дело, педиатрический, стоматологический, но в результате выбрала педиатрию. Учиться, конечно, было очень тяжело. В медицинском вузе получаешь такое количество информации, которую потом нельзя забыть или стереть, она просто необходима в дальнейшей работе, нужно было зубрить и зубрить. Такого напряжения многие не выдерживали.

В обморок от вида крови не падали?

Нет, страха крови не было. А вот лягушек очень боялась, они такие скользкие, неприятные, а их нужно было брать в руки в лаборатории.

Как так получилось, что Вы – уроженка Смоленска, уехали в Брянск из, как говорят в народе, «медицинского центра страны»?

Все очень просто - поехала за мужем, он тоже врач, сам брянский, захотел вернуться на родину. Когда мы сюда приехали и я пошла устраиваться на работу в городскую детскую больницу, то увидела перед собой какие-то маленькие постройки, не могла поверить, что это медицинские учреждения и что это вообще центр города. Но встретили меня с большой радостью, как раз нужен был врач в инфекционное отделение. А через несколько лет вышел министерский приказ об усилении неврологической службы и создании детского психо-неврологического отделения, куда я и перешла работать, пройдя учебу в Москве.

Получается, Вы приняли участие в становлении детской психо-неврологической службы в Брянской области. Трудно было начинать с нуля?

Конечно, думали где брать кадры. Какие должны быть методики? Денег на оборудование же не было. Какие-то столики, стульчики, лесенки, горочки для физкультуры помогали делать родители деток.

Самых первых пациентов помните?

Безусловно. Я даже Вам расскажу такую историю об одном из моих первых пациентов – однажды, находясь в гостях у друзей, я увидела незнакомого мальчика, сразу поняла, что он «мой», то есть с определенной патологией – плохо ходит, плохо разговаривает, потихонечку стала расспрашивать о нем, сама подошла к маме и предложила ей у нас пролечиться. Сейчас мальчику уже тридцать лет, мы с ним очень много занимались. Даже, став взрослым, он все равно к нам часто заходит в ординаторскую, поздравляет с праздниками.

Дома думаете о пациентах или, закрыв дверь больницы, отключаетесь от работы?

Нет, думаю всегда. Одна моя коллега всегда мне говорила, что я не правильно живу в этом плане, мол, надо забывать, а я не могу, особенно, если это тяжелые дети. Даже на отдыхе, где бы я ни была, о них думаю.

Сейчас нет интернатуры. Окончив медицинский вуз, молодые специалисты уже не проходят подготовку на базе больниц и поликлиник, приходят к Вам без опыта. Как принимаете молодых коллег?

Интернатура – это хороший опыт, они же как птенцы под опекой у нас ходили целый год и учились на практике, а сейчас приходят, можно сказать, стерильные, теоретиками. Было хорошо и нам - мы видели, кто на что способен. Но, что хотелось бы отметить особо, молодое поколение сегодня – это смелые целеустремленные уверенные в себе люди. Я, к примеру, когда пришла на свой первый вызов как врач скорой, я боялась жутко, умирала прямо вместе с этим ребенком. А они не боятся и это хорошо. А как быстро они осваивают что-то новое, действительно, поколение продвинутое, в хорошем смысле слова.

Что хорошего в российском здравоохранении?

Когда я начинала работать, для меня аппарат УЗИ был какой-то мечтой. Чтобы в нашем отделении появился такой аппарат, я специально ездила в Москву после того, как произошел взрыв в Чернобыле, и, ссылаясь на наши пострадавшие территории, просила оборудование, а мне сказали, что денег нет. А сейчас современное оборудование есть, оно помогает врачам поставить диагноз. Анализы стали делать более расширенные. Конечно, здравоохранение изменилось в лучшую сторону. У нас есть возможность направить ребенка в любую клинику страны и получить оттуда поддержку и консультацию.

Самое главное качество для врача?

Врач должен любить людей. Если этого нет, то в медицину не надо идти. Для чего? Чтобы приходить и говорить: «Как мне надоела эта бабка!» Так не должно быть. Врач вообще стоит между Богом и человеком. Нужно любить людей, чтобы им помогать.

Часто мы, пациенты обижаемся на врачей за то, что они мало объясняют, мало разговаривают с нами о диагнозе…

Взаимопонимание между больным и врачом – это половина успеха. Обязательно нужно разговаривать. Сейчас же любую информацию можно найти в интернете, но мамы и папы часто не понимают, что именно их ребенку такая процедура или такое лекарство не подходит, и это нужно объяснять. Да, есть что-то лишнее в медицине – много врачам приходится писать, а времени не так много. Но, несмотря на это, нужно с пациентами разговаривать, чтобы они стали нашими друзьями, единомышленниками. Сложно бывает разговаривать с родителями и про патологии, так как не хотят верить, не хотят осознавать, что есть у ребенка такая болезнь. Но никто же в этом не виноват – это надо принять, ну, так вот получилось, ни на кого не надо обижаться, не надо искать виноватых.

Что самое тяжелое в работе?

Когда обидно за какие-то несостыковки, если можно так сказать: вот когда надо лекарство, а его нет, или когда надо сделать какой-то анализ, а, допустим, сегодня это уже невозможно, только завтра. Не все же от меня зависит и за это несовершенство обидно.

Любимые детьми компьютеры, действительно, могут стать серьезной причиной неврологического заболевания?

Конечно, телевидение, компьютеры, планшеты, телефоны – это целая группа заболеваний. Увлеченные ими дети часто дергают глазками, шмыгают носиками, заикаются и т.д. Почему? Потому что не соблюдают режим, я не против компьютеров, но все должно быть размеренно, если положено 20 минут смотреть мультик, то и надо смотреть 20 минут, а не 2 часа. Многие мамы, ссылаясь на то, что так легче, кормят ребенка даже перед экраном. Читать, наверно, нужно больше мамам развивающую литературу о том, как надо кормить, как надо купать, как надо играть.

В профессии о чем-то жалеете?

Нет, я очень рада, что выбрала именно эту профессию. Это моя жизнь.

«Смысл жизни врача - в служении больному». Лео Бокерия, российский врач-кардиохирург.
0
0

Новости по тегам: неврология

  • Комментарии
Загрузка комментариев...